Новости проекта
Подписывайтесь на нас ВКонтакте!
Голосование
Как Вам новый сайт?
Всего 8 человек

Влияние потребления наркотиков одного из членов семьи на внутрисемейные отношения (консультация для педагогов в рамках работы консультационного пункта)

Дата: 29 апреля 2017 в 15:17, Обновлено 2 мая 2017 в 15:43

Обнаружение у подростка наркомании является большим ударом для семьи и может привести к серьезным изменениям в семейных отношениях. Болезнь становится общесемейной реальностью.

Реакция в этом случае зависит от состояния семейной системы и может носить как конструктивный (способствовать прекращению употребления наркотиков), так и деструктивный (закрепляющий наркотизацию) характер. В основном родители искаженно воспринимают свой стиль взаимоотношения с подростком - наркоманом. Это может быть связанно с неосознанными, вытесненными тенденциями страха, вины или ухода от проблемы. Но при этом они обязательно включаются в систему наркоманского поведения, и у них формируется синдром родительской реакции на наркотизацию.

Комплексное исследование особенностей взаимоотношений в семьях детей-наркоманов, проведенное О. П. Зинченко с помощью различных методик (АСВ, МИРП, ADOR, PARI), а также обобщение накопленного практического опыта и анализ литературных публикаций дают возможность выделить типичные черты родительско - детских взаимоотношений в этот период:

  • невовлеченность семьи в жизнь ребенка или желание прожить жизнь за него;

  • гипо - либо гиперконтроль за поведением ребенка;

  • разрешение супружеского конфликта с использованием заболевания ребенка;

  • использование ребенка в качестве средства манипуляции и давления супругами друг на друга, средства сведения счетов или «психологической мести»;

  • эмоциональная амбивалентность (противоречивость);

  • чрезмерная аффективность и склонность к эмоциональным всплескам;

  • делегирующая позиция родителей, когда вина за наркоманию приписывается исключительно ребенку;

  • патологическая лживость со стороны родителей, манипулирование чувствами ребенка;

  • чувство вины перед ребенком и друг перед другом;

  • воспитательная неустойчивость и неуверенность;

  • обидчивость со стороны ребенка;

  • растерянность и невозможность выстраивать четкую и последовательную линию поведения по отношению друг к другу.

Отношения каждого из родителей с ребенком-наркоманом имеют некоторые отличия в зависимости от того, кто это – сын или дочь.

В структуре СРРН можно выделить составляющие, свойственные обоим родителям:

  • чувство вины и стыда перед другими;

  • вынесение конфликтов между супругами в сферу воспитания подростка, характерной особенностью является выражение недовольства воспитательными методами другого супруга. При этом обнаруживается, что каждого интересует не столько то, как воспитывать подростка, сколько то, кто прав в воспитательных спорах. Разница во мнениях чаще всего бывает диаметральной: один настаивает на весьма строгом воспитании, с повышенными требованиями и запретами (отец), другой же (мать) склонен «жалеть» подростка и многое ему разрешать;

  • фобия утраты, «слабым местом» которой является повышенная неуверенность, боязнь ошибиться, потерять ребенка.

Для семьи в целом в этот период становиться характерным:

  • использование в коммуникациях парадоксальных посланий, которые не дают возможности подростку правильно реагировать на требования родителей;

  • замкнутость и закрытость семейной системы;

  • отсутствие искренности в отношениях между членами семьи;

  • нежелание или невозможность видеть подтекста во взаимоотношениях.

По мере развития СРРН, как и при любой болезни, родители наркоманов приспосабливаются и начинают получать максимум выгод из своих невротических симптомов и защит. Симптомы и защиты приобретают социальную функцию, а именно, формируются особые внутрисемейные роли, которые заменяют близкие взаимоотношения и приносят психологические преимущества. Таким образом, приобретаются вторичные выгоды, которые выступают как мощные детерминанты внутрисемейных отношений, в которых скрыты факторы, провоцирующие срывы и прерывающие ремиссию в период реабилитации.

Результаты комплексного исследования психологов, а также наблюдение за семьями в период открытой наркотизации, дает возможность раскрыть структуру невротического паттерна супружеских взаимоотношений, которой включают в себя такие особенности:

- автономия и сепарация супругов (отсутствие взаимности в эмоциональных отношениях);

- ригидность и псевдосолидарность (доминирование одного из супругов, жесткая регламентация семейной жизни);

- невовлеченность, отстраненность, безучастность и, как следствие, пассивность и отгороженность от взаимодействия друг с другом;

- директивность (постоянный контроль и авторитарность со стороны одного из супругов);

- деструктивность, когда взаимоотношения между супругами характеризуются повышенной напряженностью и становятся фактором, повышающим вероятность фиксации психологической зависимости от наркотиков у ребенка;

- повышенная конфликтность, а также использование ребенка как средство давления и манипуляции супругами друг другом;

- эмоциональная напряженность и склонность к аффектам и истерикам;

- делегирующая позиция, когда ответственность и вина за наркоманию приписывается исключительно подростку, его окружению или другому родителю;

- поляризованность суждений (а, следовательно, и сознания) о возможных формах внутрисемейного взаимодействия.

Рассмотрим, каковы признаки дисфункциональной семьи – семьи, в которой есть наркозависимый.

- отрицание проблем и поддержание иллюзий;

- отсутствие доверительных отношений между членами семьи: между мужем и женой, детьми и родителями, между детьми;

- «замороженность» правил и ролей;

- конфликтность во взаимоотношениях;

- недифференцированность «Я» каждого члена семьи («если мама сердится, то сердятся все»);

- границы личности либо смешаны, либо наглухо разделены невидимой стеной;

- сокрытие от окружающих имеющихся в семье проблем и поддержание мифа благополучия;

- склонность к полярности чувств и эмоций у членов семьи;

- закрытость системы;

- абсолютизирование воли, контроля.

Воспитание детей в дисфункциональной семье, где есть наркозависимый, подчиняется определенным правилам:

Взрослые – хозяева ребенка.

Лишь взрослые определяют, что правильно, что не правильно.

Родители держат эмоциональную дистанцию.

Воля ребенка расценивается как упрямство и должна быть сломлено как можно скорее.

Воспитание в дисфункциональной семье формирует те психологические особенности, которые и составляют почву созависимости. Рассматривать созависимость только как ответную реакцию на стресс в семье в виде наркозависимости у одного из ее членов было бы не верно. Стресс выступает как пусковой механизм, чтобы имевшаяся почва пришла в движение. Здесь уместно напомнить об ассортативности браков больных наркоманией.

Ассортативность – это не случайный выбор супруга, а выбор по наличию определенных признаков. Как правило, такой выбор делается неосознанно. Ассортативность браков при наркотической зависимости подтверждается тем, что супруги больных чаще подвержены аналогичному заболеванию, чем представители общей популяции. Второе доказательство заключается в том, что семьи супругов отягощены случаями зависимости не менее часто, чем семьи самих больных с зависимостью. Известно, что «дочери больных наркоманией или алкоголизмом отцов сами выходят замуж за тех мужчин, которые уже больны алкоголизмом или наркоманией или могут заболеть в будущем».

Ассортативностью объясняется также и то, что повторных брак часто оказывается также «наркозависимым», как и первый.

Существуют типичные особенности отношения близких родственников к наркозависимому. Из-за душевной боли, которую он причиняет, родственники не могут поддерживать с ним хорошие взаимоотношения. Типичная фраза, которую можно услышать от них: «Я уже больше не могу его терпеть». Близкие люди избегают с наркоманом простых и качественных контактов. Они ненавидят, оскорбляют, обвиняют его или, наоборот, нянчатся с ним, как с маленьким. Все это только провоцирует наркозависимого на прежний образ жизни и мышления.

Чтобы вся семья могла лучше функционировать, необязательно ждать, когда больной наркотической зависимостью обратиться за лечением. Жизнь семьи может существенно улучшиться, если хотя бы один из созависимых членов ее начнет выздоравливать от созависимости.

Следует отметить, что взаимоотношения в семье, где наркоманом является один из родителей, и отношения в семье, где наркотики употребляет ребенок, во многом отличаются друг от друга. Последнее десятилетие 20 века ознаменовалось небывалым ростом наркомании в молодежной среде. Как показывают последние социологические исследования от 18 до 20% молодежи регулярно употребляют наркотики или уже являются наркоманами, а доля молодежи, пробовавшей наркотик хотя бы один раз, приближается к 50%.

Если родители замечают употребление ребенком наркотических веществ, возникает определенная реакция. Она будет зависеть от состояния семейной системы. Реакция семьи может быть как конструктивной, то есть способствовать прекращению употребления наркотиков, так и деструктивной, то есть закрепляющей наркотизацию.

Факт обнаружения наркомании у ребенка способствует изменению семейного взаимодействия. И будет по-разному «использоваться» членами семьи. Например, если мать начинает ощущать себя нужной и полезной для больного наркоманией ребенка, защищая и помогая ему, в свою очередь ребенок начинает эксплуатировать проявляющуюся в поведении матери гиперопеку или гиперзащиту.

Зачастую неудовлетворенность супругом может привести к тому, что он будет отвергать через приписывание ему ответственности за наркоманию ребенка. Возникает своеобразный альянс: наркотизирующийся подросток и борющийся за его жизнь родитель (мать) против родителя, который считается главной причиной наркотизации. В этом случае отказ от наркотиков должен привести к перераспределению семейных ролей и изменению всей системы семейных взаимоотношений. Бессознательное сопротивление таким изменениям приводит к нарастанию провоцирующих проявлений.

Необходимо уточнить, что родительская реакция на наркотизацию ребенка имеет некоторые отличия в проявлениях у матерей и отцов.

У отцов наиболее выражена проекция на ребенка собственных негативных качеств: в сыне отец как бы видит черты характера, которые чувствует, что не признает в себе. Поэтому, ведя борьбу с такими качествами, отец извлекает для себя эмоциональную выгоду. Борьба с нежелательными качествами подростка помогает ему верить, что у него самого таких качеств нет. Родитель, как правило, не хочет видеть в своем сыне взрослого. Часто поэтому употребление подростком наркотиков воспринимается отцом как детская шалость.

Отцам при воспитании сына наиболее характерен неустойчивый тип взаимодействия. В целом можно сказать, что отцы в зависимости от внешних обстоятельств, настроения и др., либо уделяют много внимания сыну, либо отвергают его присутствие; либо опекают, либо наказывают его или проявляют растерянность и пассивность. Тем самым, отцы оказывают противоречивое воздействие на подростка (близкое к ситуации «двойного зажима»), когда он часто не знает, как реагировать в различных ситуациях.

Такой стиль взаимоотношений, как показывает анализ семей, формируется как реакция на потворствующую гиперпротекцию матери по отношению к ребенку и повышенную зависимость ребенка от нее. Одной из причин неустойчивости отцов является переживание неспособности влиять на наркозависимость у подростка и отсутствие знаний о том, как на нее реагировать, как, вести себя с таким больным ребенком. Наконец, еще одной причиной неустойчивости отцов является отвержение и непринятие воспитательной позиции матери при одновременной невозможности реально влиять на ситуацию. Отметим здесь, что отвержение стиля поведения жены по отношению к ребенку-наркоману означает возникновение и эскалацию супружеского конфликта, который в 83% случаев приводит к полному разрушению супружеских отношений. При этом часть браков формально сохраняются, что по-нашему мнению лишь усугубляет ситуацию.

Позиция отчимов по отношению к пасынкам – наркоманам характеризуется большей сдержанностью, конкретностью в требованиях, однозначностью и, в целом является более конструктивной по сравнению с реакцией биологических отцов, живущих с наркоманами в одной семье.

У матери в случае наркотизации ребенка-сына проявляется такое нарушение, как воспитательная неуверенность. В этом случае происходит перераспределение сласти в семье между матерью и сыном в пользу последнего. Мать идет на поводу у сына, уступает даже в тех вопросах, в которых уступать, даже по ее мнению, никак нельзя. Это происходит потому, что подросток сумел интуитивно нащупать ее слабое место и добиваться для себя ситуации «минимум требований – максимум прав». В данном случае мать становится неуверенной, нерешительной, винящей себя во всех проблемах с подростков, в том числе и в его наркотизации. Сын находится в центре внимания и понимает, что любое его слово для мамы – закон. И он, безусловно, использует это в своих целях: получение денег на наркотики, постоянные клятвы, что это в последний раз, что это необходимо для постепенного снижения дозы и, соответственно, для того, чтобы бросить «колоться», то есть манипулирует. Тем самым матери неосознанно поддерживают болезнь у подростка. Неразрешимый внутриличностный конфликт, возникающий между осознанием пагубности своего поведения и страхом за жизнь ребенка, приводит к тому, что матери наркоманов становятся частью «наркоманского» способа жизни.

Неразрешимость указанного конфликта приводит к поиску вариантов защитного поведения, что в свою очередь становится причиной все более неадекватного восприятия действительности, своего поведения и поведения ребенка-наркомана.

В этот период матери наркоманов-сыновей предпринимают хаотический поиск средств спасения своего ребенка от наркомании. С фанатизмом обреченного они буквально мечутся между наркодиспансерами и экстрасенсами, психиатрами и церковью... Защитный смысл этой активности очевиден: усталость и изможденность «борьбой» выступает как средство подавления вины и страха, как средство самооправдания: я делаю все возможное.

Несмотря на имеющие различия в отношениях родителей к ребенку-наркоману есть и общие черты:

  • чувство вины и стыда;

  • вынесение существующих конфликтов между супругами в сферу воспитания ребенка. При этом характерной особенностью является выражение недовольства воспитательными методами другого супруга, каждого интересует не столько то, как воспитывать подростка, сколько то, кто прав в воспитательных спорах. Разница во мнении чаще всего бывает диаметральной;

  • фобия утраты, проявлением которой является повышенная неуверенность, боязнь ошибиться, потерять ребенка. Это страх заставляет прислушиваться к любым пожеланиям ребенка и спешить удовлетворить их.

В любом случае, после обнаружения обнаружении наркомании у подростка, его болезнь становится общесемейной реальностью. Типичной для «наркоманских» семей в период открытой наркотизации является ситуация, когда отцы не вовлечены или избегают отношений с подростком, а матери проявляют чрезмерную опеку. Родители, как правило, воспринимают ситуацию как семейную трагедию, что автоматически распределяет роли: виновник – жертвы. Тогда неизбежным становится тотальное недоверие и конфликтность, манипуляции и лживость.

В основе негармоничных стилей воспитания, формирующихся в этот период, лежат психологические проблемы родителей, которые они стараются решить за счет подростка.

Результаты комплексного исследования, а также наблюдение за семьями в период открытой наркотизации, дают возможность так охарактеризовать супружеские отношения в этот период:

- автономия и сепарация супругов (отсутствие взаимности в эмоциональных отношениях);

- ригидность и псевдосолидарность (доминирование одного из супругов, жесткая регламентация семейной жизни);

- невовлеченность, отстраненность, безучастность и, как следствие, пассивность и отгороженность от взаимодействия друг с другом;

- директивность (постоянный контроль и авторитарность со стороны одного из супругов);

- деструктивность, когда взаимоотношения между супругами характеризуются повышенной напряженностью и становятся фактором, повышающим вероятность фиксации психической зависимости от наркотиков у ребенка;

- повышенная конфликтность, а также использование ребенка как средства давления и манипуляции супругами друг другом;

- эмоциональная напряженность и склонность к аффектам и истерикам;

- делегирующая позиция, когда ответственность и вина за наркоманию приписывается исключительно подростку, его окружению или другому родителю;

- поляризованность суждений (а, следовательно, и сознания) о возможных формах внутрисемейного взаимодействия.

После того как наркомания подростка становится общесемейной реальностью, изменяется также характер взаимоотношений между наркоманом и его братьями и сестрами в сторону невротизации, отторжения или опеки. Очень часто старшие братья по отношению к наркоману занимают позицию Контролирующего Родителя, то есть стараются постоянно контролировать его поведение и круг общения, навязывают свое мнение, которое должно считаться самым правильным они не терпят ни каких пререканий, проявляют директивность и авторитарность. Старшие сестры по отношению к наркоману занимают позицию Опекающего Родителя, когда желание отгородить своего брата (сестру), защитить и принять вину на себя доминируют над реальной оценкой сложившейся ситуации. Несмотря на то, что появление в семье наркомана меняет жизнь всех членов семьи и жизни семьи в целом, мы полагаем, что в наибольшей опасности оказываются прежде всего младшие сибсы наркомана. Для младших братьев и сестер характерно изменение своего отношения к занимаемой роли в семье наркомана, то есть происходит переворот в семейной иерархии, когда маленький ребенок выступает в роли Родителя по отношению к брату (сестре) наркоману, либо по отношению к своим родителям.

Помимо внешних границ, менее проницательными становятся также внутренние границы семьи. Опасаясь за младших детей, родители всячески стараются скрыть от них факт наркотизации старшего ребенка. Младшие дети чувствуют, что в семье что-то происходит, они ощущают нарастание напряженности, тревожности, страха; они становятся очевидцами или участниками проявления семейных проблем и т. п. Не зная настоящих причин, нередко дети связывают их с собой. В семье нарушается процесс циркуляции информации о чувствах, эмоциях и состоянии членов семьи. Дети начинают бояться открыто говорить о своих переживаниях и проблемах, замыкаются, становятся труднодоступными для взаимодействия. У детей, живущих в атмосфере полуправды, двойных стандартов, сокрытия информации не развиваются навыки распознавания искренности, опасности, не формируются навыки открытого общения и понимания людей.

Внутрисемейные отношения становятся не просто «свернутыми», «частичными», они становятся лживыми. Младшие дети в семьях наркоманов неизбежно должны присоединиться к «общесемейной лжи». Родители объясняют детям, что можно говорить о семье, а что нет, поэтому дети всячески стараются скрыть правду о своей семье. В этом случае они неизбежно должны лгать. Необходимость адаптироваться к отношениям, где часть информации постоянно скрывается, приводит к тому, что секретность, увертки, манипуляции, обман становятся обычны­ми формами взаимодействия. При этом каждый участник такого общения на том или ином уровне осознания понимает, что реальность существенно отличается от того, что преподносится. Необходимость игнорировать реальность и жить в мире искаженных отношений может подкрепляться угрозой наказания со стороны родителей. В результате дети становятся подозрительными, тревожными, склонными «цепенеть» в неопределенных ситуациях, либо наоборот злобными и агрессивными.

Открытые коммуникации перестают существовать. Взаимодействие становится способом избегания близости. В семьях наркоманов дети постоянно сталкиваются с несоответствием между тем, что реально происходит вокруг и, тем, что ему говорят родители. При этом нередко возникают ситуации, когда поведение, соответствующее тому, что говорят, поощряется, а поведение соответствующее собственным чувствам, реакциям и мыслям наоборот, наказывается. Стремления чувствовать себя в безопасности приводит к нарастанию недоверия к своим чувствам, к тому, что сам ребенок видит и слышит.

Попытки родителей бороться с наркоманией старшего ребенка приводят к резкому увеличению внутрисемейных конфликтов между родителями, а также между родителями и детьми. Постоянные провокации, споры, перебранки, агрессия и жалобы родителей друг на друга, манипуляции приводят к тому, что дети усваивают подобный стиль взаимоотношений. В сочетании с закрытостью, подозрительностью и неразвитой способностью к пониманию эмоциональных состояний других людей, такой тип взаимоотношений формирует чрезвычайно проблемный стиль социального поведения.

Существенное влияние на формирование личности младшего ребенка в наркоманской семье оказывает постоянное ожидание неприятностей. По мере того, как родители концентрируют свое внимание и активность на больном ребенке, тревожность и страх будущего у младшего ребенка могут еще более усиливаться. Младшие дети чувствуют себя забытыми и ненужными.

В основе различных типов реагирования ребенка на обстановку в семье, где есть наркозависимый, лежит единая мощная потребность: обратить внимание родителей на себя, добиться их любви. Интуитивно ребенок чувствует, что препятствием на пути удовлетворения этого страстного желания является болезнь отца: ведь чаще всего именно из-за этого мама с папой ссорятся, и тогда родителям уже не до него. Поэтому он всеми силами старается сделать так, чтобы родители жили дружно. Разные дети используют для этого различные способы, их рассматривание не входит в нашу задачу.

Как видим, употребление наркотиков кем-либо из членов семьи оказывает значительное влияние на внутрисемейные отношения. И это влияние всегда отрицательно. Наркоман становится «центром» семьи, вокруг которого сосредоточены все мысли, чувства, действия и поступки остальных ее членов. Поведение наркозависимого настолько деформирует отношения в семье, так влияет на эмоциональный климат, что больными (созависимыми) становятся вся близкие люди, которые живут с ним под одной крышей. Таким образом, решая проблему излечения наркомана, следует решать проблему излечения и всей семьи.

Созависимая семья попадает как бы в заколдованный круг: с одной стороны, поведение в семье в виде претензий, подозрений, уличений, настороженности, слежки, скандалов, «прилипчивости», «сцен», угроз и т. п. (список можно продолжать до бесконечности деструктивными поведенческими паттернами) ведет к тому, что наркозависимый принимает наркотик вновь. С другой стороны, его наркотическое состояние ведет к осложнению здоровья членов семьи и, соответственно, еще большему искажению поведения в отношении наркозависимого.

Комментарии:
Оставлять комментарии могут только авторизованные посетители.